Почитать
9 июля 2011
202

Самообучение глазами родителей.

Я всерьез подумываю о том, чтобы заниматься воспитанием и обучением своих детей (пока, правда, у меня только одна дочурка) самому.

То есть без детского сада и школы, по крайней мере до тех пор, пока меня хватит. Для этого необходимо всего лишь наладить дела таким образом, чтобы ежедневно оставалось несколько часов свободного времени (у меня и, желательно, у супруги) на это. То, что мне удалось сделать до этого многие считают чудом, а это всего лишь осознанный подход к воспитанию.

Хочу немного поделиться своим опытом. Самообучение прежде всего.

Это самый главный принцип, который, ИМХО, должен стоять в основе любого образовательного процесса. Это пришло ко мне во время изучения самой глубокой, сложной, наиболее долго изучаемой и наименее изученной науки: медицины. Мне посчастливилось родиться в семье отца-медика и мамы-биолога (большую часть жизни проработавшую врачом-лаборантом). Всё моё детство было каким-то образом связано с больными (здоровых людей, как известно, не существует: есть плохо диагностированные), выздоравливающими или просто любителями пообщаться на тему здоровья.

Надо сказать, что система здравоохранения в СССР работала очень круто. Наверное, это была самая сильна сфера после военной промышленности. Ответственность советских врачей, как, впрочем и множества других профессионалов того режима, была значительно выше, чем у их современных коллег. Однако, профессия врача, как и повара, всегда пользовалась нейтралитетом по отношению к власти: она всегда востребована, не зависимо от режима.

Правда, для того, чтобы получить должность главврача одной из городских больниц, отца «попросили» вступить в партию (тогда она была одна). Затем был пост главврача областного лечебно-санитарного управления.

Сладкое время: я с отцом ездил в командировки по Западной Украине, по санаториям и домам отдыха, там нас угощали и всё показывали. Я гордился своим папой и недоумевал: когда же он работает? Он же никого не лечит! Я привык, что он постоянно кого-то лечил. Тогда он немного округлился даже, от «проверок»).

Ну и мама страдала, судя по всему: папа очень любил не оставлять без внимания симпатичных коллег и студенток. Да, он также преподавал в мединституте и когда встал вопрос о моем будущем, у отца не было сомнений, что я продолжу его карьеру. Мама, как всегда, за что никогда не устану говорить ей спасибо, была нейтральна: «пусть поступает, куда сам захочет». За что папа на неё немного обижался: ему не хватало поддержки для должного авторитета и от этого он нередко становился авторитарным.

Для поступления в мединститут в 1991 году, с высочайшим «порогом входа» и нереально большим конкурсом, мне надо было лишь сказать «да». Естественно, я сказал «нет».

Я точно не хотел быть врачом. Я не знал, кем хочу быть, но точно знал, кем не хочу. Я даже подумывал поступить не теологический — он только открывался, это было модно и понятно, что перспективы у церкви были ого-го.

Однако я решил не идти вразрез со своей совестью. Хотя судя по всему, у меня хорошо бы получилось обращать в веру и держать своё стадо, простите: паству. Но моя вера в бога очень отличается от того, что говорит церковь. Из «модных» («трендовых» по-современному) направлений оставались только юридический и международная экономика.Уже тогда я понимал, что наиболее бессовестной профессией на земле является судья. И всё, что крутится в этой сфере, то есть практически вся юриспруденция. Понятно что «цивилизованное» общество без нее и шагу ступить не сможет, как и без медицины. И научиться этому надо только лишь для того, чтобы использовать в своих целях: знать, что и как можно нарушать. Это не я придумал: весь мир так живет. Лучше уж посредник в отношениях с богом, чем судья; судить может только бог (опять ИМХО). А так как вершиной юриспруденции я видел (не знаю откуда у меня взялись такие убеждения) позицию главного, кто всё решает, то есть судьи, то опять надо было бы идти на сделку с совестью… Оставались только международные экономические отношения. Всё остальное не в счёт: быть немодным-нетрендовым) я не мог. Всё только самое-самое! Так я стал экономистом-международником.Я отвлёкся. Медицина и юриспруденция. Жизнь столкнула меня с ними обеими в одном волшебном месте. Второй раз жизнь намекнула мне, что я был не прав по отношению к моему дорогому родителю, когда забросила меня искать счастья в чужих краях. Я пожалел, что в кармане у меня лежал вместо модно-трендового, но абсолютно ненужного молодому искателю приключений (работы) диплома экономиста, не лежит хотя бы простенький дипломчик медбрата (или правильнее сказать медсестры? Мне больше по душе «брата»)), не говоря уже о престижном дипломище Врача.

Один мой хороший знакомый предложил пойти вместе с ним поработать на итальянскую пенитенциарную систему. Он очень удивился, узнав, что у меня нет медицинского образования. Нам довелось много общаться на околомедицинские темы до этого и он был уверен, что мои знания не поверхностны.

Я сам очень удивлялся позже, насколько это было правдой. Когда медики-«профессионалы» часто не знали, как вести себя в той или иной сложной ситуации. Просто потому, что не всё написано в учебниках и не всему можно научиться теоретически. В общем, пришлось немного пожульничать и я пошёл-таки на эту работу, тем более, что главным мотивом на тот момент однозначно были деньги. Я проработал три года в тюрьме строгого режима, где треть заключенных отбывала пожизненное наказание, треть ВИЧ-инфицированы и процентов десять перекочёвывало из тюрьмы в психлечебницу и обратно. Это был сложный и интересный опыт. Мне было 25…В тюрьме я понял, что судить людей нельзя. Вообще. Это пережиток. Система наказаний устарела. Я опять отвлекаюсь. Я получил бесценные знания о медицине, фармакологии и, главное, о системе здравохранения одной из стран G7, то есть одной из самых прогрессивных в мире. Не могу сказать, что она лучше той, которую создал СССР, но точно побогаче. Наши специалисты ценились (уже, наверное, не ценятся) на Западе именно из-за образования. Наши врачи могли сделать голыми руками или при помощи примитивных инструментов такое, для чего их специалистам потребовалось бы огромное количество оборудования и помощи. Позже мне стало понятно, что действуют только природные, экономические законы: медицина — самая дорогая отрасль экономики (если включить в нее фармацевтику, то она превысит несколько отраслей вместе взятых). А медицина в СССР держалась прежде всего на энтузиастах. Так вот, я хочу вам заявить, что я за энтузиастов, а не за «профессионалов». Человек, работающий за деньги — плохой специалист. А врач или судья — вообще преступник.Пост получился длиннющей простынёй, но если вы дочитали аж до сих пор, поведаю вам одну очень поучительную историю из моей жизни и жизни одного дорогого мне человека, к сожалению покойного, — моего отца. Я часто о ней вспоминаю. Эта история очень помогает мне в жизни, прежде всего в самообучении и воспитании дочери.Нет, сейчас писать не буду: и так слишком длинно. И я уже спать хочу. Следующий пост начну с неё. Спасибо за то, что подарили мне своё время на прочтение: теперь я ваш должник.

Рекомендуем также посмотреть похожие публикации

X